Список форумов Поговорим о Польше Поговорим о Польше
Уютный форум о Польше и не только - www.forum.opolshe.ru
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

"ПОСЛЕДНИЙ ВРАГ"

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Поговорим о Польше -> МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЭКСПРЕСС /Обзор иностранной прессы/. СТАТЬИ
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Редактор



Зарегистрирован: 05.06.2005
Сообщения: 51

СообщениеДобавлено: Вт Фев 26, 2013 9:30 am    Заголовок сообщения: "ПОСЛЕДНИЙ ВРАГ" Ответить с цитатой

http://inoforum.ru/inostrannaya_pressa/poslednij_vrag/

'Русский курьер Варшавы', Польша

Последний враг

Автор: Войцех Воротынский

Незабываемое Евро-2012 — по мнению одних наш бесспорный успех, для других общее поражение — выявило ещё одну удивительную новость, в принципе, с футболом не связанную — у настоящих поляков остался уже только один враг!


Взлелеянная в течении нескольких поколений концепция Польши, размещённой по злой иронии между двумя врагами на востоке и западе распалась на наших глазах.


Западный враг превратился в союзника по НАТО, партнёра по Союзу и главного потребителя наших товаров и услуг. К счастью, для некоторых политиков, очень привыкших к концепции постоянной угрозы для нашей страны, остался нам враг на востоке. Потому что как иначе объяснить тот факт резких эмоций, которые вызвал футбольный матч Польша-Россия?


До того, как прозвучал первый свисток, бульварные СМИ писали о «новой варшавской битве», популярный еженедельник опубликовал изображение польского тренера в мундире легионера, серьёзные учереждения обдумывали вопрос размещения российских футболистов в контексте «смоленских» манифестаций, а на разных уровнях продолжались обсуждения на тему — в чём российские болельщики могут пойти на матч своей сборной, что они могут нести, как одеваться и где маршировать. И никто этому не удивился!


В конце концов, если бы речь шла о матче с кем-либо другим, подобные вопросы не занимали бы ни чьей головы! Но так как речь шла о России — мало кто видел в этом поведении что-то необычное. Откуда на самом деле взялась эта «вечная враждебность» поляков и россиян? Мало кто знает, что здесь виноваты... литовцы.


Как писал Павел Ясеница: «Наша новейшая историография справедливо подчёркивает отрицательные последствия экспансии на восток, но и направляет обвинения по адресам не совсем верным. Польские магнаты хотели захватить Подолье и Волынь. Такие анексии вовсе не превосходили меры известные другим европейским государствам, были даже далеки от тогдашних рекордов.


А самое главное, что не поглощали всех сил, и не отвлекали страну от основных политических задач. Только план завоевания всей Руси для Литовцев оказался надеждой для Кёнигсберга и немецкой Риги. Говорить, таким образом, только о собственничестве малопольских феодалов — это чрезмерное упрощение сложных дел.


Польшу столкнул с правильного пути сам факт связи государства с Литвой, принуждающей к захвату давно уже намеченных целей, но этот союз давал Короне значительную и немедленную пользу.


Защищал восточную границу, способствовал экономическому развитию Завислы. Кто сейчас помнит, что в конце XIV века, когда Ягелло стал королём Польши, владения литовские заканчивались примерно в ста километрах от ... Москвы, и это была не окончательная граница амбиций нашего партнёра. Ранее Литва заняла Киев, колыбель русской государственности и создала империю, в которой Русины доминировали численно, культурно и в языковом плане.


А мы, введя на престол польский Ягеллонов обязали себя эту империю защищать...
Мы считаем, что это начало борьбы не за жизнь, а насмерть, которая создаст восточное приграничье нового государства, между Литвой и Москвой.

Каждая из сторон стремилась к «собиранию» всех земель «русских» под своим контролем, и было понятно, что компромисс здесь невозможен, потому что земли русских княжеств простирались до Буга и их потеря означала бы сокращение Литовской империи, примерно, до границ сегодняшней Литвы.

До середины шестнадцатого века, Королевство Польское не имело даже общей границы с Москвой. Ситуация изменилась при последнем из Ягеллонов, когда частью Королевства стало всё Подолье, Волынь и княжеские киевские поместья. Приобретение этих земель Литвой привело к двум важным последствиям — укрепило в литовцах убеждённость о польской жадности и радикально изменили территориальную, этническую и религиозную структуру Королевства Польского.

С этого момента, большая часть территории Королевства находилось на землях этнических русских, населённых, в дополнение к тому, людьми отличного от доминирующего в Короне вероисповедания. Но не Россия (Москва) была основным источником неприятностей для польского государства — Украина. Как утверждает большинство польских историков, это мы сами не сумели с ними справиться.

До начала XVII века Речь Посполита имела преимущество в ходе столкновений с Москвой. Самым сильным примером было — забытое уже в Польше — кратковременное пребывание польско-литовской команды в Кремле, которое (к нашему удивлению) Россияне всё ещё помнят.

Всё изменилось в середине того века, когда (в результате восстания Хмельницкого, а не российской агрессии) Корона потеряла Киев вместе с левобережной Украиной, а в период Потопа (вторжение шведов в Речь Посполитую) русские войска впервые в истории заняли одну из двух столиц Речи Посполитой — Вильнюс. С тех пор Россия начала доминировать в этом конфликте, на весь следующий век, охватывая польско-литовское государство своей политической опекой.


Её целью было ослабление конкурента для русских земель, чтобы в удобное время завершить наконец многовековой процесс их объединения. Это произошло только в момент последнего раздела, хотя для окончательной корректировки границ, в результате которого северное Подлясье оказалось в составе России, ждать нужно было до Венского Конгресса. Тогда же наступил важный в истории двусторонних отношений момент, в котором Россия чётко показала, что считает земли полученные ей более польскими, чем остальные занятые территории Речи Посполитой.


Было образовано Царство Польское, связанное персональной унией с Россией. Его границу в центральный части, очерчивал Буг. На юге ограничивали их приобретения австрийские, но на севере великодушной рукой Россия выделила своим польским подданным большой кусок Литвы. Скажем прямо — Россия по-разному отнеслась к каждому из членов бывшей Речи Посполитой: Литву — многовекового конкурента — низвела до уровня одной из многих губерний империи, Польшу оставила, как отдельный элемент этой империи. В упрощённой версии нашей истории, трактующей разделы как один акт, это различие пропускается.


Умалчивают также различные идеи, которые во второй половине XIX века появились в Петербурге для решения «польского вопроса», возникшие по причине постоянной суеты на западном, ключевом участке границы империи, вызванной действиями «польских повстанцев» (очередные восстания и постоянный заговор).
Идея русификации территорий Царства была также российской реакцией на напряжённость в этой области. Но наряду с этим существовало и радикальное решение в виде «вытеснения» хлопотной Польши путём придания ей определённой формы автономии.


Царские статисты не без оснований предполагали, что вместо источника нестабильности получат, таким образом, полезный для России буфер между ней и Германией. Дружелюбный буфер, потому что считали, что поляки, получив независимость, оставят Вильнюс и Киев России, а сами займут Познань. Поэтому одной из военных целей России в Первой мировой войне было возвращение прежних границ Польши по Одеру.


То, что новая Польша должна была оставаться в тесной связи с Россией, (или, по крайней мере, в военном союзе) воспринималось как само собой разумеющееся. Это казалось рациональным решением в случае столкновения с немцами, что в глазах царских дипломатов было значительно более угрожающим, чем польские претензии на земли, которые Россия считала, в конечном счёте, своими.


История повернула, однако, по-другому, и, к удивлению самих поляков, как тогда писали, «ни с того ни с сего Польша стала первой». А потому, что восточные земли бывшей Речи Посполитой занимали тогда немцы, которые проиграли войну и мечтали только о возвращении домой, ожила вдруг проблема границы между Польшей и Россией. Ожила только для Польши.


Для России её не было — как белая, так и красная власть не предполагали возможности пересмотра многовекового процесса объединения русских земель — граница должна была происходить по Бугу с возможными изменениями, если речь идёт о Белостоке на севере и Львове на юге. На аналогичной позиции стояла Антанта. В результате её деятельности, появилась тогда знаменитая «линия Керзона», возникшая как результат работы английских дипломатов, основывавшихся главным образом на этнических критериях.


Обе стороны — восточный враг и западные союзники — исходили из модного тогда положения о «самоопределении наций» и определения географических границ в соответствии с разделением этнографическим. Польша, возвращающаяся после более чем 100-летнего политического небытия, не смотрела на эти дела так просто.


Во-первых, она должна была решить быть ли ей самостоятельным национальным государством или союзом двух стран, как большую часть своей истории? Эта проблема вскоре решилась сама. Литва, к удивлению большинства поляков, не хотела слышать о возвращении в общее прошлое.


Казалось бы, была решена проблема на севере, но только, наверное, трудно было представить себе, например Белосток, разделённый пополам с Литвой, как это имело место в I Республике. Ещё хуже было на юге, мало кто, правда, рассчитывал на возвращение в Киев, но где между Киевом и Львовом должна была проходить граница? По этому вопросу мнения разделились.

Всё решило мнение, — как пишет Богдан Скарадзинский, — что «любая из бывших земель ...оставленная нами на востоке... — это подарок России». России, добавим, воспринимаемой как традиционный противник, которого нельзя усиливать. Не правильно было говорить о конкуренции в объединении русских земель, (эта идея исчезла вместе с Великим Княжеством Литовским), но на её месте появилась идея ограждения от России цепочкой новых стран, которые, как возникшие на её бывших землях, состояли бы с ней в конфликте и тяготели к Польше. (Точно как спроэктированная царскими статистами Польша, неизбежно конфликтующая с Германией.)

Эту мысль чётко сформулировал Пилсудский в своих призывах к населению Вильнюса, а потом Минска в 1919 году, в которых говорилось, что «земля эта сама решает, как жить, каким правом править». Это было главной идеей знаменитой «киевской экспедиции» весной следующего года. Надо признать, что концепция «федерации» была новой в подходе к вопросам польско-российского пограничья.

Вместо того, чтобы спорить о том, что Минск или Киев более польские, чем российские не надо было ставить такие проблемы, напоминая таким образом, изменение национального самосознания жителей этих земель, которое произошло во времена разделов. Российская сторона на первый взгляд разделяла позицию, признав за Белоруссией и Украиной статус «независимых» республик, тем не менее, при условии их тесной связи с доминирующей Россией.

Как потом оказалось идея Пилсудского опережала своё время на добрых 70 лет, и, несмотря на польские (и частично украинские) усилия не была реализована. Не была создана ни независимая, признанная Польшей Украина, ни Белоруссия. Напротив — разделением Украины произошедшим в Риге мы заработали враждебность её жителей, так же как отторжением у Литвы, её исторической столицы, утвердили литовцев в убеждении, что мы представляем наибольшую угрозу для их независимости.

В конечном счёте, определённая в Риге восточная граница Польши была де-факто линией перемирия (в чём современники прекрасно отдавали себе отчёт), не удовлетворяла стремления каждой из высоких договаривающихся сторон. Это стало причиной значимых событий в Польше, которые произошли после 17 сентября 1939 года.

Намерения восточного соседа хорошо отражает текст знаменитого заявления советского правительства, из которого у нас, как правило, обращают внимание на оскорбительные для Польши формулировки о «версальском ублюдке». Между тем для понимания долгосрочных целей России существенной является не антипольская риторика, а формулировка о «защите» белорусов и украинцев (воспринимаемые, в соответствии с многовековой традицией, как «русские», по своей сути, племена) от германского нашествия (в виде немецкого союзника!). Называя вещи своими именами, «коммунистическая Родина народов», которой вместо России должен был стать СССР, задекларировала тем самым неизменность в стремлении достижения главной политической цели поставленной правителями Москвы в XV веке.

С этой точки зрения становится понятным упрямство Сталина в переговорах с Сикорским по вопросу восточной границы, в ситуации, когда Германия подходила к воротам Москвы. Даже в такой момент он не был в состоянии, хотя бы временно, отказаться от реализации пятисотлетней цели.

Для правительства Польши это было настоящей квадратурой круга, которую представлял союз с оккупантом половины территории, что ещё хуже поддерживаемый в этих стремлениях другими союзниками. И не помогала здесь, обновлённая Сталиным, концепция царских дипломатов смещения Германии далеко на запад, одаривая полученными таким образом, территориями поляков и прочного союза их же с Россией, как основным гарантом новых приобретений. Она наиболее совместима с перспективой польских военных целей — к сожалению, только в части, касающейся запада.

Весь период войны с польской стороны, попытки решения этой квадратуры круга, завершился тем, чем должен был завершиться — развалом правительства, отменой его признания прежними союзниками и переносом взглядов на политическую альтернативу в виде правительства, созданного коммунистами, в котором несколько независимых политиков играло незначительную роль фигового листа. Эффект пограничный был однозначным — потеря всей восточной части Речи Посполитой с Вильнюсом и Львовом, что не компенсировало благожелательное согласие России на «предоставление» Польше Белостока (по мнению белорусских властей, наиболее им принадлежащего).

Но не территориальные изменения считаются главным фактором, в формировании послевоенного отношения поляков к России. Наибольшую боль, вызвал способ их совершения — это то, что агрессор с 1939 года, сохранил большинство своих приобретений (при полном согласии западных союзников), то, что он был виновником неслыханного (в польских реалиях) убийства в Катыни (о котором слышать не хотели западные союзники), то, что сначала провоцировал, а затем пассивно наблюдал за поражением Варшавского восстания, что никто не смел обвинить его в военных и послевоенных депортациях польского населения.

Наоборот — за всё то, о чём помнили поляки приходилось хвалить Россию (потому что она нас «освободила»), выражать свою признательность (потому что «подарила» нам западные территории) и обещать вечную дружбу (потому что она была единственным гарантом этого «пожертвования»). То, что русский штык принёс нам «по случаю» самую лучшую и единственно правильную социально-экономическую систему (мало в Польше популярную), а за её внедрением наблюдала через оставленные на нашей территории гарнизоны — это, конечно, было дополнительной пощёчиной.

Дополнительной, но очень болезненно воспринимаемой так теми, кому не обязательно близки были потерянные кресы, которые за поражение Восстания обвиняли в основном его организаторов, а преступление Катыни помещали на длииинный список коллективных убийств, совершённых в советской России.

Другими словами — история применила в отношении Поляков метод исключительно вероломный — сначала предоставила им поводы для вражды, недоверия, страха в отношении России, а затем распорядилась, несколько десятков лет эти чувства скрывать, официально декларировать дружбу, доверие и ощущение, что всё в наилучшем порядке. Более того — эта тема, обработала уже несколько предыдущих поколений, живущих под русскими забором: кошмар, казалось бы, безвозвратно прошёл.

Чувство обиды и несправедливости, не способствует трезвому анализу, ни своих ошибок, ни реальных достижений противника. Поэтому в послевоенном сознании поляков Россия приняла образ «чёрного народа», ответственного за все беды, реальные и мнимые. Если не хватало мяса, если футболисты проиграли, а польский фильм не получил премии — всегда виновата была Россия, постоянно желающая нам навредить. В гротескные моменты реальности ПНР, разве только отсутствие туалетной бумаги не перекладывалось в сознании поляков на счёт России. Все достижения ПНР, в которых воспитывалось два поколения поляков, заражены были зависимостью, в которой оставалась народная Польша от России.

Очень чётко проявилось это в отношении поляков к «Возвращённым Землям» (хотя лучше было бы сказать «полученным»), в результате Второй мировой войны. Получив Вроцлав и Гданьск, мы чувствовали себя обделёнными после потери Львова и Вильнюса. Мало кому приходило в голову, что первые два города получили именно потому, что отдали два других. Этот тезис был сформулирован официальной пропагандой как факт «исторической справедливости», но большинство населения, рассматривало это как ещё одну дань, заплаченную России.

1989 год не принёс существенных изменений, напротив, может наконец воплощать долгое подавление чувства обиды. Между тем, за восточной границей стали происходить вещи, которые должны были повлиять на пересмотр наших взглядов на тему территориальных «обид», которые мы испытали от России. Надлежащим образом начала воплощаться концепция, которой столько сил и крови посвятил Пилсудский.

Впервые в истории возникли самостоятельные Белоруссия и Украина, более того, это произошло как бы с молчаливого согласия самой России. Получила независимость Литва. И снова никто в Польше не задал вслух очевидный вопрос: а что было бы, если бы в этот момент польский флаг развевался в Вильно, Гродно и Львове, о чём в конце концов, мы мечтали? Или мы должны были повторить «на кресах» урок распавшейся Югославии?

Однако, как бы это не звучало, это коммунисты, а не правительство в Лондоне, были правы в вопросе о восточной границе. Ягеллонская идея, навязанная Царству Польскому вместе с союзом с Литвой, оказалась нереализуемой и пора было вернуться к нормальным, то есть неотягощённым соперничеством за русские земли (именно русские, а не российские) отношениями с крупнейшим из восточных соседей. ПНР, дважды попадавшая в вассальную зависимость от России (как гаранта её западной части и устройства) не имела шансов на такое положение отношений с Москвой. Такую возможность получила III Речь Посполита. Как её использовала?

Приведённые в начале факты, касающиеся проблем, связанных с футбольным матчем со сборной России показывают, что русофобия в современной Польше чувствует себя довольно хорошо. Даже призыв к примирению русской православной и римско-католической церкви в Польше ставят под сомнение некоторые средства массовой информации (портал «w Polityce», среди предлагаемых читателям мнений, помещает такое, которое гласит, что «Россия не созрела для примирения, по-прежнему является агрессивным государством»).

Польская восточная политика, мечется — от явной заботы о независимости новых государств («оранжевая революция»), до демонстративного «размахивния сабелькой» на митинге в Тбилиси (объясняется необходимостью продолжения «ягеллонской идеи» в Грузии!!!). Общественное телевидение по-прежнему производит фильмы, объясняющие соотечественникам, что крессы мы потеряли только в результате «заговора коммунистических агентов в Вашингтоне», которые ввели в заблуждение Рузвельта. В то время как разработки польских и российских историков, являющиеся результатом многолетнего сотрудничества в Комиссии по трудным вопросам (Советско-польская комиссия учёных по изучению истории двух стран), остаются известны узкому кругу заинтересованных сторон.

Действительно, что теорию заговора в смоленской катастрофе, выдвигаемую теми политиками, которые возбуждение чувства угрозы сделали основным инструментом привлечения сторонников, поддерживает более 20% населения.

Между тем, пора уже посмотреть на польско-российские отношения, как на результат соперничества, в котором принимали участие наши предки (не всегда по своей воле), но которые нас сегодня не должны касаться. Помня о близких нам исторически территорий нынешней Литвы, Белоруссии и Украины, заботясь о наших отношениях с этими соседями, мы можем понять подобную позицию России. Не всегда мы должны с ней соглашаться, но всегда должны помнить, что исторический спор между древней Речью Посполитой и Москвой разрешила история. Только если смотреть с этой точки зрения мы сможем воспринимать Россию как нормального партнёра, а российских болельщиков, как и всех остальных.


Войцех Воротынский — в течение многих лет, журналист TVP, автор многочисленных фильмов по теме, связанной с историей отношений Польша — Восток, в настоящее время независимый публицист.


От редакции Инофорума:

Мы благодарим редакцию единственной русскоязычной газеты в Польше, «Русский Курьер Варшавы», за предоставленный Инофоруму материал.

Перевод статьи с бумажного оригинала, ссылка дана на сайт издания — прим. ред.




Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Madam



Зарегистрирован: 26.02.2008
Сообщения: 6385
Откуда: Big Village Moscow

СообщениеДобавлено: Ср Фев 27, 2013 1:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Несмотря на большой для Форума формат, прочитала с интересом. Спасибо
_________________
ЧТО НАША ЖИЗНЬ? ИГРА?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Светлана Котловска



Зарегистрирован: 08.06.2013
Сообщения: 216
Откуда: Москва/Люблин

СообщениеДобавлено: Сб Июн 29, 2013 9:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Редактор писал(а):
Между тем, пора уже посмотреть на польско-российские отношения, как на результат соперничества, в котором принимали участие наши предки (не всегда по своей воле), но которые нас сегодня не должны касаться. Помня о близких нам исторически территорий нынешней Литвы, Белоруссии и Украины, заботясь о наших отношениях с этими соседями, мы можем понять подобную позицию России. Не всегда мы должны с ней соглашаться, но всегда должны помнить, что исторический спор между древней Речью Посполитой и Москвой разрешила история. Только если смотреть с этой точки зрения мы сможем воспринимать Россию как нормального партнёра, а российских болельщиков, как и всех остальных.


Благодарю за размещение здесь, на форуме, таких материалов.

Многих форумчан жизнь привела в Польшу. И на своем собственном опыте можно сказать, что отношения между нашими народами зависят и от нас, живущих "здесь и сейчас".
"И от нас" - ибо здравые публикации, в которых партнерство показано как единственная дорога, позволяющая нам сейчас перейти на следующую ступень развития, такие здравые публикации - очень важны.
" И сверху и снизу" - но процесс должен идти.

История государств и наций, как и история каждой семьи, полна поворотов. Что нам позволяет в семье не перейти некую "границу", когда может быть многое разрушено, когда даже "слово может убить.."?

Только то, что мы видим в том, кто стоит перед нами - ЧЕЛОВЕКА. Он такой же, как и я. В чем-то мое зеркало, в чем-то больше понимающий, в чем-то меньше. Но он - человек.

Так и нации.

"Вы за Путина или за Медведева?" - спрашивает меня чиновница польской администрации города, куда по необходимым делам подаю документы.
Поднимаю глаза, секунды смотрю на нее и улыбаюсь: "Я за жизнь!"
Она расплывается в улыбке: "Вы знаете, я тоже!"

Отец мужа после шунтирования проводит несколько недель в лежачем положении. Первый раз встал, натягиваю ему но опухшие ноги носки. "Ох, котку, котку, все на тебе!". Какая разница, что он говорит это не на моем родном языке...

Мы с мужем уверены, что труд пары (в нашем случае русско-польской), ее жизнь и помощь другим людям - может быть лучшей "наукой" для окружения.

Труд людей,направленный на восстановление добрососедства, стоит того, что может возникнуть в будущем между народами. Насколько быстро придет это будущее - зависит от нас всех.

Спасибо за труд ваш, что отражен на страницах "Курьера"!

Слова поляка Карла Войтеллы, Папы Римского Иоанна Павла II, которые он произнес во время визита во Львов в 2001 году, поистине тут к теме: "Пусть благодаря очищению исторической памяти все будут готовы поставить выше то, что объединяет, а не то, что разделяет, чтобы вместе строить будущее на взаимоуважении, на братской общности и сотрудничестве, на аутентичной солидарности".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
ANDREJ



Зарегистрирован: 20.03.2005
Сообщения: 3693
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вс Июн 30, 2013 10:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Безусловно надо помнить историю.Польша не понимает,что делать и как дальше жить, потому что постоянно копается в своей истории.Вот и эта статья,вроде бы о сегодняшнем и о будущем,но почти целиком о прошлом.Если подобный материал читать впервые,конечно интересно,но в польских СМИ так постоянно,поэтому и не приближается Польша к ответам на свои вопросы. Sad
_________________
«Мозги им надо поменять, а не Конституцию нашу» "
"... вы хоть понимаете теперь, чего вы натворили?!"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Светлана Котловска



Зарегистрирован: 08.06.2013
Сообщения: 216
Откуда: Москва/Люблин

СообщениеДобавлено: Вс Июн 30, 2013 10:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ANDREJ, да, безусловно, нужно идти в будущее.
Со своей стороны, мы думаем, что будущее - это собственно наши отношения сейчас. Трудно ожидать чего-то от кого-то, будем делать то, что в наших силах.

_________________
Если сердце успокоилось, то ты либо просветлел, либо умер, что, собственно, одно и тоже в глазах других.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Поговорим о Польше -> МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЭКСПРЕСС /Обзор иностранной прессы/. СТАТЬИ Часовой пояс: GMT + 1
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы не можете скачивать файлы


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group